Близость это дистанция.

Пост обновлен май 3


Онтогенез. Значение для сексуальных отношений. Два важных критерия близости, о которой пойдет речь: 1. близость - это дистанция. 2. диалог, взаимодействие. При этом дистанция без диалога возможна, диалог без дистанции нет. При соблюдении условий возможен феномен контакта, ключевое понятие гештальт-подхода, где есть «Я» и «Другой» и весь комплекс эмоций, чувств его сопровождающий. Новые отношения начинаются с опорой на предыдущий опыт взаимодействий. Таков онтогенез, где базовыми являются первичные отношения материнская фигура - ребенок, и где ключевыми становятся способность создавать новые знания, смыслы, способы взаимодействий на основе предыдущих. Парадокс развития феномена близости в том, что до нее, до этой дистанции можно добраться лишь через первоначальное слияние, пройдя путь «слияние - объектное отношение - сепарация - субъектное отношение». У ребенка эти этапы сменяют друг друга постепенно, в соответствии с этапами развития нервной системы и психики и являются основой формирования собственной идентичности через отражение себя в другом и отношений с ним. Задержка или ускорение этих этапов влекут установление деструктивных типов привязанности. Эту проблему подробно описал Дж. Боулби в своей теории о типах привязанности. Мы же рассмотрим особенности сепарации мальчиков и девочек и влияние этого процесса на способность к близости, развитие межличностных и сексуальных отношений. По словам Э. Эриксона, «то, что многие из наших пациентов “терпят катастрофу” в возрасте, который правильнее считать предвзрослым, чем постподростковым, объясняется фактом, что часто только попытка вступить в интимную дружбу и соперничество или сексуальную близость полностью обнаруживает латентную слабость идентичности». При встрече с новым человеком у нас формируется впечатление, основой которого является весь наш предыдущий опыт, возникают проекции, особенно , если остались незавершенные действия со значимыми людьми (эффект Зейгарник). Процесс этот быстрый и бессознательный. Таким образом, первоначально отношения развиваются скорее с представлениями о человеке, чем с ним подлинным. Кризис развития отношений и есть процесс сепарации от проекций и обновления взглядов на партнера с сопутствующими эмоционально-поведенческими изменениями в контакте. Хорошо, если подобный пересмотр, избавление от иллюзий и переход к встрече с «другим», а не привычным нам партнером, сопровождает нас всю жизнь, т.к. все мы постоянно меняемся. Снимая очки иллюзий мы обнаруживаем и собственное новое «Я»: новые эмоции, ощущения, чувства и понимание, каково мне с "другим", а так же возможность выбора новых способов взаимодействий. Во многом эти усилия по преодолению своих проекций и есть то, что называют работой над отношениями. Как пишет Э. Фромм, «есть лишь одна форма близости, которая не тормозит развития личности и не вызывает противоречий и потерь энергии, это зрелая любовь; этим термином я обозначаю полную близость между двумя людьми, каждый из которых сохраняет полную независимость и в каком-то смысле отделенность. Любовь поистине не вызывает конфликтов и не приводит к потерям энергии, поскольку она сочетает две глубокие человеческие потребности: в близости и в независимости»

Умение переходить от проекций и слияния к встрече с «другим» формируется на ранних этапах развития в отношениях мать-ребенок как переход от объектности в отношениях с матерью, объектом удовлетворения потребностей, к ее субъектности - восприятию как отдельной личности и научение соотносить себя с ней. Главная роль в этом переходе принадлежит матери. Если мать не предъявляет себя как отдельную личность со своими интересами и остается с ребенком в слиянии, продолжает лишь обеспечивать комфорт: тепло, уют, безопасность, сытость и одетость, то у ребенка нет шансов психологически отделиться, кроме как во взрослом уже возрасте в психотерапии. Как могут складываться отношения у взрослых с подобной детской историей? А так же как и в детстве - будет застревание на этапе слияния и объектное восприятие партнера. В таком ключе можно именно в этом предположить одну из причин частого объектного восприятия мужчинами женщин. Т.е. если у ребенка объект утоления голода это грудь и молоко (его собственность), у взрослого - тоже голод , но уже сексуальный, и объект утоления - просто женщина (по сути "мать"). Такие мужчины спокойно могут ходить «налево». Спокойно потому, что находятся в психологическом слиянии с женщинами и воспринимают их как сексуальные объекты. Бессмысленно стыдить и упрекать. Стыд возможен там, где есть субъект - «другой», а значит и «я», нарушающий границы, стыдящийся. В свою очередь женщины часто поддерживают объектное отношение к себе через собственное объектное к себе отношение - бытовую проституцию, рассматривают секс как плату в обмен на лояльность, подарки, безопасность, статус, собственную реализацию и так далее. У женщин такое возможно так же при нарушении перехода от объектного отношения с матерью к субъектному и дефицитарности отношений с отцом, даже при его номинальном присутствии. Отец - важнейшая фигура при сепарации от матери. С ним нет изначально слияния, он сразу "другой" для ребенка. При достаточности отца в отношениях у девочек есть хороший шанс для формирования субъектности, даже при неполной сепарации от матери. При недостаточности отношений с отцом и при слиянии с матерью, взрослыми такие женщины также реализуют единственно доступную модель близких отношений - "родитель - ребенок", сохраняя свою инфантильность, либо поддерживая инфантильность мужчины. Если девочки отношения с отцом могут частично перенести потом во взрослую жизнь в отношения с мужчинами, даже оставаясь в слиянии с матерью, то мальчикам необходимо полностью отделиться от матери, чтобы увидеть «другую». Возможно, мальчики в более сложном положении. У них нет вариантов, кроме как полностью сепарироваться от матери. Повторюсь, здесь крайне важна роль отца. В длительных отношениях мужчины с нарушением сепарации приходят закономерно к изменам - бессознательной попытке сепарироваться от матери (как он и воспринимает супругу) и строить уже взрослые, равные отношения с другой женщиной, комплексу «Мадонна - блудница», когда воспринимаемая бессознательно как мать жена перестает вызывать сексуальные желания, различным парафилиям как процессу поиска границ, своей идентичности. Кстати, выбор мужчиной гомосексуальных отношений может быть также следствием несепарированности от матери как стремление к развитию зрелых отношений с «другим», когда на ранних этапах значимым и поддерживающим субъектом был лишь другой мужчина. Есть и другая крайность, когда мать эмоционально холодна и отстранена от ребенка. В этом случае не формируется здоровая привязанность, способность к эмпатии, формируемые в слиянии как ступеньки к сепарации и так необходимые для выстраивания близких отношений в дальнейшем. Ребенок уже насильственно и преждевременно отделен, напуган и травмирован. Для таких людей с несформированной базовой безопасностью изначально все - опасные объекты (в отличие от безопасного и приятного объекта - грудь, мать). К себе у него также остается объектное отношение т.к. субъектность, напоминаю, рождается из объектности через слияние и последующую сепарацию. Такие люди могут научиться имитировать эмоции, эмпатию, но подлинной близости не достигают, и стыд им не ведом. Отсюда и частая смена партнеров, нередко промискуитет. Часто это психопаты. Кстати, почему психопаты могут быть столь обаятельны, очаровать, легко заболтать? Да все поэтому же - вы объект. А с субъектом столько чувств, переживаний, волнений, сердце колотится, во рту пересыхает и так далее. Краткий итог в прикладном ключе: выбирать следует тех, кто волнуется и смущается - меньше шансов встретить психопата. Смущение - признак здоровой психики и маркер близости.

Позвонить

Подписаться на рассылку